Манфред Луркер

Египетский символизм

жертвы .008/031.htm

Черный цвет .008/031.htm

Четыре .008/031.htm

Числа .008/031.htm

Ш

Шакал .008/032.htm

Штандарт .008/032.htm

Шкура .008/032.htm

Шу .008/032.htm

Щ

Щит .008/032.htm

Э

Эгис .008/033.htm

Эмблема нома .008/033.htm

Ю

Юн .008/033.htm

Я

Яйцо .008/033.htm

Введение в мир египетских символов.

Духовный мир древних египтян нам, западным народам двадцатого столетия, раскрывается не сразу. Магические и символические представления идут в одном ряду и иногда переплетаются друг с другом крайне запутанным образом. Египтолог Зигфрид Шотт говорит о символе и магии как об основных формах древнеегипетского мышления. При всех наших рассуждениях мы не должны забывать, что жителю страны священного Нила не была свойственна наша логика. Он жил не в мире понятий, а в мире образов. Египетский мир образов нам будет часто казаться полным противоречий, но только потому, что мы не можем подходить к нему с масштабом тогдашнего времени. И все же нет никакого смысла противопоставлять Миф и Логос (мифическое и логическое). Существуют два способа, с помощью которых человечество воспринимает действительность, два способа понимания мира и бога (Геббард Фрай).

Можно было бы считать глупостью, когда небо художник представляет в виде коровы или когда жука почитают как символ бога Солнца; однако в прежние времена у народов с мифической картиной мира господствовала не логика, а наглядное представление в виде системы образов, формирующее принцип. Если солнце заходит на западе, чтобы утром снова начать свой путь, то и умершего в стране этой культуры хоронят на западе, с тем, чтобы он мог быть одарен новой жизнью. Вся система символов основана на принятом и, в конце концов, на действительном описании вещей, при котором интуитивно чувствуется и проглядывается зависимость между микрокосмом и макрокосмом. Для человека древности мир был не менее цельным, чем для пас, и понимаемая буквально Вселенная хранит для нас не меньше загадок, чем для людей древности или античности. Также и «расширение мира», другими словами, расширение нашего духовного горизонта является относительным. Современный человек пытается понять мир путем измерений и расчетов; он разлагает его на части, анализирует. Древние египтяне, вавилоняне и отчасти греки пользовались изображениями, для них мир был синоптикумом. Прежде чем человек попытался сосчитать звезды, он связал их в картины (образы). Так насыщенный звездами небосвод стал мощным учебником человечества. В этой картине мира человек видел нечто божественное, смысл бытия. И он пытался закрепить этот смысл в образе.

В конечном счете, символы ирреальны, они абстрактны и разрывают рамки конкретных форм. Было бы ошибочно думать, что человек, мыслящий символами, всегда принимает их за реальность, он, скорее, усматривает во всем видимом вокруг себя некий символ. Совсем иначе воспринимает мир человек, живущий представлениями магии, для него символ - это реальная картина; изображение и прототип для него одно и то же. Так, красный цвет считается не только символом жизни, но он должен поддерживать жизнь или после смерти делать возможным возрождение жизни. Имя человека служит не только для обозначения, оно является и основным составным элементом его самого; искажение (уродование) имени нанесет вред самому носителю имени. В Текстах Пирамид иероглифический знак змея был снабжен множеством ножей, тем самым опасное животное должно было становиться безопасным. Вся магия древних египтян зиждилась на вере в таинственную силу, которая вызывает сверхъестественное воздействие; египтяне называли ее Хике. Эта сила принадлежит к сущности богов, но может также использоваться сведущими людьми, например, жрецом на похоронах, которому надлежало отогнать власть смерти и обеспечить умершему в дальнейшем счастливую загробную жизнь.

Магия и религия не должны исключать друг друга, поскольку первое понятие относится больше к определенной картине мира, в то время как религия очерчивает отношение человека к богу. Существуют как различные представления о божественной сущности, так и различные картины мира. В основе можно различить магическую, мифическую и рациональную картины мира, которые пытались сопоставлять с состоянием сна, с картинами сна и с состоянием бодрствования. Магическое мышление особенно характерно для народов, не имеющих письменности, которые все условия бытия умели связывать друг с другом путем participation mystique (участия мистики).

Бог воздуха Шу (с пером на голове) разъединяет небо
Вход через соцсети