Чэнь Кайго , Чжэнь Шуньчао

Восхождение к ДАО ( часть 2)

Чэнь Кайго, Чжэнь Шуньчао

Восхождение к Дао. Жизнь даосского учителя Ван Липина

Комментарии, перевод: Малявин В.В.

Часть вторая. НОВАЯ ЖИЗНЬ, НОВЫЕ ТРУДЫ

Глава VI. Через смерть к жизни

Не только юный ученик, но и старые даосы не могли сдержать слез радости после того, как столь трудное и длительное испытание благополучно завершилось.

Первым справился с волнением старший наставник — Чжан Хэдао. Он сам налил воды в чашку и поднес ее Ван Липину. Глоток воды восстановил силы послушника.

Затем Чжан Хэдао подвел Ван Липина к алтарю и велел ему отвесить земные поклоны предкам по школе. Когда Ван Липин встал с колен, старший наставник показал ему рукой на новую табличку, стоявшую на алтаре: — Погляди-ка, что тут написано. Вглядевшись в табличку, Ван Липин прочитал: «Место души преемника в восемнадцатом поколении школы Лунмэнь учения о Совершенной подлинности Ван Юншэна»,

Очень удивился Ван Липин — ведь такие таблички ставят только в память об умерших. Потом он припомнил все, что произошло с ним в потустороннем мире, и подробно рассказал об этом старикам, Те в ответ только кивали головами: именно так все и должно было случиться.

Учитель говорил авторам этой книги:

— Никогда не забуду я того, что пережил в другом мире. Все люди на этом свете рождаются и умирают. Но помним ли мы то, что чувствовали в момент рождения? Что чувствует умирающий? И что там, за смертью? Об этом могли бы рассказать только мертвые, но они молчат. Хотя рождение и смерть — два самых важных момента в жизни человека, наука до сих пор не в состоянии объяснить нам, что происходит с человеком в момент рождения и в момент смерти. Даосы накопили множество сведений на эту тему, но мы не сможем извлечь из их свидетельств пользу, если не изменим законы нашего мышления. В своей жизни я несколько раз переживал смерть, и благодаря этому многое понял. К примеру, я воспринимаю время и пространство совсем иначе, чем люди, не имеющие опыта смерти. Ну, а смерть... Умирать, вообще говоря, ужасно неприятно. Вы хотите удержать ускользающую жизнь, но у вас уже нет на это сил. Иначе бы вы остались жить. Однако неприятные ощущения быстро проходят. А потом время и пространство начинают скручиваться как бы в обратном порядке. Перед вамп проносится вся ваша жизнь, вы видите множество событии, о которых давно забыли. Потом какой-то человек ведет вас дальше, и вы попадаете в незнакомое, но очень красивое место, где встречаетесь с умершими родственниками. Несколько десятков лет жизни в том мире равны трем дням на этом свете.

Вы узнаёте там немало нового и отлично помните все, что с вами происходит. Впоследствии я подробно рассказывал отцу и матери о людях, которых встречал на том свете, и мои родители изумлялись тому, насколько точно описывал я своих давно умерших предков. Значит, я и в самом деле виделся с ними.

Теперь, когда Ван Липин вернулся в свою нынешнюю земную жизнь, он даже немного загрустил. Неужели вот эта маленькая темная комнатка и есть подлинная обитель человека? Не может быть! И чего ради люди копошатся в этих своих комнатках, строят планы, норовят друг друга перехитрить, бездумно расточают силы? На что они надеются? Нет, их дело безнадежное!

Старики, конечно, заметили, что их семнадцатилетний послушник разом повзрослел, стал серьезнее и сдержаннее. Они знали, что он многое понял и многое осознал за последний месяц,

— Юншэн, — обратился к Ван Липину Чжан Хэдао. — Ты теперь другой человек, тот, кем ты был прежде, уже умер. Тот, умерший человек искренне стремился к Дао, не ведая страха и сомнений. Но он все же был земной человек, человек низшего мира. Теперь ты должен продолжить дело, которое он не завершил. Ты должен смело идти в средний мир,

Слова старшего наставника показались Ван Липину такими простыми и понятными! Но последнее испытание, кажется, отняло у него слишком много сил. И хотя теперь он вроде бы освободился от оков бренного тела, он был все еще довольно слаб и даже немного подавлен.

Стояла поздняя осень. С севера дул пронзительный холодный ветер. Не обращая на него внимания, Ван Липин выбежал па улицу и легкими шагами пошел и горы, не разбирая дороги.

Сгустилась ночь, в небе плыли тяжелые облака. Ван Липин все шел и шел, куда глаза глядят. Он забрел в ручей, замочив полы одежды; ледяная вода обжигала ноги. Ничего не замечая, он шел вперед. В душе его не было страха: жизнь и смерть — все едино!

Редкие капли, падавшие с неба, превратились в сильный дождь. Ван Липин промок до нитки. Хорошо! В какой-то момент
Вход через соцсети